logonew2

КАНСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

 .

КУПИТЬ БИЛЕТЫ

 

Лет десять назад, в эпоху взросления интернета, по сети ходила такая фотография: на большом пространстве из черной икры с помощью икры, но красной, была выложена надпись «Жизнь удалась». Об этом мне подумалось, глядя на задник сцены во время спектакля «Валентинов день», с которого Канский драматический театр начал свой творческий сезон.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Покрась всё в черное…

На сцене, конечно, была не икра, а черные воздушные шары, которые напомнили какую-нибудь осетровую икру при увеличении. Такой же блеск, такая же идеальная текстура. И из этой нефтяной пузырящейся бездны словно выкарабкивались герои спектакля. В неё же они и уходили. Хорошо на черном фоне сморятся белые сорочки! Только вот могут ли персонажи утверждать, что жизнь удалась? Большой вопрос! Хотя, несомненно, шарики тут, как та же икра - символ праздника, радости. Видимо, потому они и черные…

Снежана Лобастова - руководитель Школы-студии театра «Фонарик», член Гильдии театральных режиссёров России с 2014 года. Поставила более 30 спектаклей. Неоднократный лауреат театральных фестивалей.

Канский драматический театр продолжает линейку серьезных спектаклей «почти для всех». 113-й сезон открыт работой, которую со своими коллегами сделала режиссер-постановщик Снежана Лобастова. Она - главный режиссёр городского драматического театра Шарыпово, а в Канске ставит уже второй спектакль. Про первую ее работу в Канске - «Идут под горку Джек и Джилл» - мы рассказывали весной.

Песочные замки и воздушные шары

Перед началом творческого сезона гостей театра и зрителей приветствовали представители министерства культуры Красноярского края. Помимо всего прочего сообщили хорошую новость о том, что в следующем году театру выделят деньги на новые кресла. Безусловно, театр - дело дорогое. И кажущийся минимализм, мода на который дошла до периферийных городов, тоже, на самом деле, стоит денег.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Новый спектакль, как вариант, может войти в историю и как «постановка с шариками», и как «песочный». Потому что вся сцена засыпана песком, на котором приходится играть актерам. Не стоит и объяснять символику песка в контексте пьесы, это точно прочитывается во время просмотра.

 

Итак, это Иван Вырыпаев, один из ярчайших современных драматургов. Пьеса «Валентинов день» является своего рода сиквелом, позволю себе такой термин, известнейшей в конце прошлого века пьесы Михаила Рощина «Валентин и Валентина». А также по одноименному фильму Георгия Натансона, где снялись Марина Зудина, Николай Стоцкий, Татьяна Доронина, Нина Русланова и другие.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

В тексте, ставшем почвой для дальнейших событий, описана история любви, когда двое вопреки всему идут к своему счастью. Идут и добиваются его. Мальчик из простой семьи, где мама работает проводницей в «дальнем» поезде Москва - Владивосток, и девушка из хорошей московской семьи.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Мамы с обеих сторон живут без мужей, потерпев однажды фиаско в личном счастье. Но это не мешает им методично и со знанием дела разрушать семейной счастье детей, которым «надо окончить институт», а уж «потом поглядим». Конечно, советское общество было классовым, кастовым, да еще как! Но, не смотря на старание родительниц, Валентин и Валентина всё же обретают искомую радость быть вместе, преодолевают преграды и козни «доброжелателей», начиная от друзей и преподавателей, заканчивая сестрой Валентины, парикмахершей и чей-то любовницей. Правда, счастливый конец у Рощина, это лишь материал для несчастного начала у Вырыпаева.

Жизнь жестче

В спектакле мы сразу встречаемся с Валентиной. Теперь ей уже 60, и если есть у нее радость в жизни, то только купить себе самой на день рождения воздушных шариков. Мы узнаем, что союз их с Валентином был недолгим, все накрылось, и он стал мужем классово близкой (по мнению его мамы) Кати. Тоже проводницы.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Потом наш герой и вовсе умер. Чье же сердце выдержит такой непрерывный раздрай между любовью и вообще черт знает чем!? А Валя осталась у разбитого корыта, продолжает чудовищно сильно любить Валентина, при этом, чтобы было побольней, остается жить рядом, в той же коммуналке, подле Кати (!). Та, в соответствии с культурными кодами, планомерно спилась, продавая вещички той же Екатерины, которую блестяще играет Ольга Асауленко. Глядя на катастрофу и невозможность ничего повернуть назад, ловишь вдруг себя на мысли: а может мама была права? Слушайтесь старших, голубки!

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

К слову, на чем зиждется такая любовь к Вале, прекрасно, впрочем, исполненному Алексеем Адаменко, не очень понятно. Да, есть в этом образе животная жизненная энергетика, где-то - трогательность… С другой стороны, как раз так чаще и бывает, что любовь объясняется не чем иным, как только самой любовью!

День всех не святых

Пафос свободы и любви Рощина 80-х переосмыслен Вырыпаевым 21-го века. Постмодернистская трансляция истории через страдающую нынешнюю Валю, весь трагизм которой виден в игре Ольги Смирновой. Она, как герой Патрика Суэйзи в американском фильме 1990 года «Приведение», не видимая никому, кроме зрителей, слоняется вокруг сцен, где любимчик двух женщин Валентин - то с одной, то с другой, то потом снова с первой. Эти путешествия по песку времени и наблюдения за страданиями могли бы настроить нас против единственного мужчины этой пьесы.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Безвольный и, в общем-то, скучный мужчинка, не нашедший ничего лучшего, как утопиться, чтобы избежать ответственности решать вопрос напряжения этого не очень-то и сложного треугольника. Потому что выбор в пользу Валентины чуть более, чем очевиден.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Между плоскостью ума и остротой, культурой и обывательщиной, вульгарностью и интеллигентностью. О чем еще думать?! Ах да, снова эта стихийная любовь?!

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

И утопиться-то он путем не смог. Кажется, в рощинском Валентине было больше мускул и характера. Презрения к вырыпаевскому могли бы возникнуть, если бы он сам не ушел: спасло от мук выбора разорвавшееся сердце, что немного прощает его, как человека, всё же имеющего душу. Однако это не отменяет страданий, с которыми он оставил жить двух женщин, по-разному, но любивших его.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Прежде, чем уйти, герои, мечутся по сцене, уходят, как в пучину, в черные шары, льют воду. Как в больших песочных часах, строят песочные замки и скоро разрушают их. И в прямом, и в переносном смысле слова. Зато чеховское ружье, появившись, так ни разу и не стреляет. Вернее, стреляет, и даже два раза. Но оба раза - холостыми, что еще хуже.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Два холостых выстрела, две холостых женщины, три неудавшихся жизни. Совсем не так, как на фото с икрой. И еще один Валентин, о котором, как о мертвом, либо хорошо, либо ничего. Между прочем, есть другая версия этой фразы. Ничего, кроме правды.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

©2020 Канский драматический театр. Все права защищены.