logonew2

КАНСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

 .

КУПИТЬ БИЛЕТЫ

Расскажу о трех эскизах декабрьской лаборатории «Советское. Новые прочтения» в Канске Красноярского края. Идея была в том, что представить неканонические тексты советского времени в новом свете, и режиссеры выбрали материал незаурядный: два киносценария Розова и Володина, а также исповедальную книгу Михаила Зощенко, за которую его истребляла советская цензура. Кроме всего прочего, у нас получилась еще и исключительно женская лаборатория. «Перед восходом солнца» Михаил Зощенко, реж. Юлия Беляева
Сейчас, читая этот текст Зощенко, невозможно себе представить, что же было так невыносимо для сталинской цензуры, что шельмование Зощенко за книгу привело к тяжелым для автора последствиям, о чем красноречиво написано у Володина в «Записках нетрезвого человека». На военном положении нельзя заниматься личным, аутопсихоанализ казался партийному начальству формой предательства.
Юлия Беляева выявляет в эскизе форму существования такой литературы. Это структура сознания писателя, разрозненные разноименные фрагменты его кладовой, роение сюжетов, кладбище нереализованных идей. Короткие эпизоды, крохотки наползают друг на друга, торопятся выйти из-за колонны, здесь у Зощенко попытка быть и стать другим. Для юмориста тут слишком много депрессивности и горестных замет о человеческой природе, о «власти тьмы» и «тьме власти». Зощенко пытается понять причины своей безотчетной тоски, считает свой сплин привилегией писателя, как бы приложением к дару. С таким материалом можно представить всю труппу в дивертисменте, что и было продемонстрировано: набор типажей, быстро-быстро сменяющиеся страницы комедийного быта. В дороге Виктора Розова, реж. Алсу Галина
Молодая Алсу Галина из Уфы призналась, что лаборатория ее впервые заинтересовала в принципе советскими текстами и темами, удалось разбить стереотип. Киносценарий Розова воплощен в жанре путешествия, стремительно, в режиме бегства. Молодой человек бежит от репрессивного поучительствующего мира взрослых, воплощенного здесь либо в пугающих красках, либо в театральных. Мир взрослых – это театральный мир, клоуны, марионетки, смешные чудища. Мама и папа главного героя грозят ему, стоящему на табуреточке, со световых лож и раздражаются с полуоборота, когда ситуация развивается не так, как они предсказывали. Интересно, в чему приходит история в финале: у Алсу появляется любопытная тенденция скатывания Володи в ситуацию финала «Обыкновенной истории». Начинали одну розовскую пьесу, а закончили другой. «Дочки-матери» Александра Володина, реж. Анна Бычкова
Эскиз был сделан в жанре захватывающего психологического театра, с саспенсом, драматическим ожиданием жути, катастрофы, в которую ввергаются две силы – утомленная бытом столичная семья и неутомимая сирота Ольга, разбуженная поиском самоидентификации и более справедливой судьбы. Ольга в тонком исполнении Дарьи Акимовой выходит на сцену из зрительного зала (публика сидит на сцене) словно бы издалека, de profundis, из глубины страны. И затем уходит туда же, и мы оказывается в финале свидетелями страшной картины: в тишине и темноте зала мелькают бесчисленные огоньки. Сиротство, неполноценность семьи – диагноз молчащего большинства, эпидемия, тут каждый второй – вот такой вот угрюмый мамонтенок в поисках матери. Социальное неравенство, конфликт сытого и обожженного, угловатого развивается как в одну сторону (сострадания к Ольге), так и в другую: превращение жертвы в хищника. Она умеет быть грубой и стойкой, она привыкла отвечать на пощечину коротким ударом в челюсть. Эта вежливая бесцеремонность: уж если не дала судьба Ольге родных, значит Ольга насильственно сделает родными весь мир, принудит к родству. И мелодраматический сюжет оказывается жутью: как несчастный человек сеет несчастье вокруг себя, забивает своей нерастраченной энергией, становится профессиональным разрушителем и лжецом в поиске самоидентификации.

 

АВТОР Павел Руднев

©2020 Канский драматический театр. Все права защищены.