logonew2

КАНСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

 .

КУПИТЬ БИЛЕТЫ
  • Канский драматический театр представил зрителям новый спектакль.
Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Последний мальчишник

Премьерные показы комедии «Подходцев и двое других» режиссера-постановщика Олега Липовецкого и художника-постановщика Лилии Хисматуллиной (оба из Москвы) совсем немного разминулись с 7 ноября, ведь многие до сих пор отмечают день революции. Повесть «Подходцев и двое других» написана в 1917 году, действия происходят в те же дни.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Наверное, умный Аверченко что-то знал или предчувствовал о жизни своих персонажей в ближайшем будущем. И поэтому дал им как следует отгулять свой мальчишник, пока «всё не накрылось медным тазом». После революции сам Аркадий Аверченко покинул Родину и никогда уже в Россию не возвращался.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Такую параллель можно считать неслучайной, потому что за историей разбитных друзей, которым лишь бы выпить да побегать за девушками, не очень явно, но просматривается надвигающаяся катастрофа существующего строя, полная смена всего и вся, вселенский вихрь, который разметает всех, причем некоторых прямиком отправляет на тот свет. Словно за кадром остаются судьбы героев, и судьбы эти крайне смутны, за них тревожно и много за их жизнь не дашь, учитывая высокую смертность в годы любой гражданской войны.

Это другие пацанские рассказы

Тем не менее два длинных по времени, но пролетающих мигом акта не несут ощущения особой трагедии - ну разве что закончившееся вино или отношения с прекрасным полом. Молодость, много молодости и совсем мало денег, как это обычно и бывает... Но никакого уныния; молодецкий, зашкаливающий и полный сил оптимизм.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Много юмора, не зря Аркадия Аверченко, по книге которого поставлен спектакль, называли королём смеха. Героев, несмотря на их бедный быт и непрерывный холостяцкий разгром, заливает отчаянная энергетика и готовность жить одним днем. Авторы с самого начала хотели как следует зарядить спектакль аурой времени, поэтому искали старую, немного аутентичную мебель, которую не сделает ни один искусный бутафор.

Конец - это новое начало

В спектакле играют Алексей Карпов, Андрей Молоков, Александр Киреев, Андрей Семенов, Руслан Губарев, Евгения Машукова. В данном составе актеры исполняли эти же роли, когда «Подходцев» был еще не спектаклем, а эскизом, который Липовецкий ставил на прошлой «Театральной лаборатории».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Автоматная очередь смешных и грустных новелл, которую рассказывают со сцены актеры, почти всегда держит в напряжении, иногда давая отдохнуть в меланхолических отступлениях. Ребята издают журнал, разводят зажиточного жадину на деньги, дурачатся и рассуждают о бессмысленности женитьбы и, словно от чего-то совсем неважного, отмахиваются от вылезающих, как клопы, то тут, то там признаков революционного Петрограда. А начинается всё с того, что главный герой сдергивает с потолка, словно занавески, какой-то пролетарский красный транспарант, а потом еще и одевает в него девушку, как в красную шаль (или саван?).

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Образы очень точно распределены между актёрами, типажи четко разграничены - это прекрасный состав. Алексей Карпов - рассудительный Подходцев, стержень стабильности и доброты; Андрей Молоков - эмоциональный, открытый, беззаветный и бесхитростный; Александр Киреев - непростой, хитрый, себе на уме, но все они друзья. Свои второстепенные роли не менее четко отыгрывают Руслан Губарев и Евгений Музыка, а Евгения Машукова - истинное украшение, единственная девушка, время от времени выступающая в разных обликах.

В самом конце дружба не заканчивается и никто не утверждает, что всё будет обязательно плохо. Может быть, это начало длинной, прекрасной жизни, нового вина и любви, новой дружбы.

Спектакль поставил Олег Липовецкий, сильный режиссер, известный по всей России. В 1999 окончил Студию актёрского мастерства при театре «Творческая мастерская». С 1998 по 2011 - артист и режиссёр Государственного театра «Творческая мастерская». В 2010 году окончил Театральный институт им. Щукина, режиссёрский факультет. С 2011 по 2014 - «Центр культурных инициатив» - главный режиссёр (г. Петрозаводск). 2013 год - «Школа Театрального Лидера» (Центр им. Мейерхольда).

Спектакль Канского драматического театра «Пацанские рассказы» получил гран-при на Х международном молодёжном театральном фестивале «Живые лица», который проходил в Тюмени. А на канской сцене тем временем ставится очередная премьера.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Гран-при в Тюмени

Это был юбилейный фестиваль. На молодежный смотр приехали представители 12 театров из России и Европы. Они представили спектакли на двух площадках города: в молодежном театральном центре «Космос» и на «Сцене на 5-ом» тюменского драматического театра.

Прежде всего фестиваль уделяет внимание экспериментам в области современного театра.

Директор и основатель фестиваля Марина Жабровец рассказала на одном из театральных порталов, что за десять лет фестиваль помог профессиональному становлению многих замечательных тюменских режиссеров. Это Наталья Шурганова, Никита Бетехтин, Артем Васильев, Юрий Демчук, Анна Зуммер и многие другие. Есть среди них и Данил Чащин, который поставил в Канске «Пацанские рассказы» по книге Захара Прилепина.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Решение жюри было единогласным. Трансляцию с церемонии награждения канские актеры смотрели уже дома - им надо было покинуть Тюмень, так как работа не ждёт, и дома они должны были играть очередной спектакль. Но награда «догнала» их и в Канске. Вот что рассказывают о поездке сами актеры - Екатерина Гарнец, Юлия Казак, Ольга Сидорова, Анастасия Сафронова, Инесса Михеева. Если кто не знает - в этой постановке пацанов играют именно девушки.

Подходцев на подходе

На очереди у канских театралов очередная премьера. «Подходцев и двое других» - так называется новый спектакль по творчеству Аркадия Аверченко, который зрители увидят 10-11 ноября на большой сцене. Ставит его московский режиссер Олег Липовецкий, продюсер, художественный руководитель международного драматургического конкурса «Ремарка», художественный руководитель театральной компании «НЕ ТО».

 

Мы уже видели этот спектакль, правда в виде эскиза, который Липовецкий ставил в рамках «Театральной лаборатории». Теперь, как обещает сам режиссер, спектакль будет углублен, будет раскрыта тяжелая смысловая составляющая, которая, может быть, в эскизе не была столь заметна.

 

Кстати, для нового спектакля театр собирает вещи. Но не какие угодно, а старые, с историей. Например, необходим кинопроектор и мебель: прямоугольный деревянный нераздвижной стол и три стула. Зачем? Об этом нам рассказала художник-постановщик спектакля Лилия Хисматуллина.

 

Канские ведомости 

Сезонное обострение

Канский драматический театр открыл свой 111-й творческий сезон.

Что важнее: быть собой или подчиняться системе? Это один из конфликтов постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Что важнее: быть собой или подчиняться системе? Это один из конфликтов постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Шлите деньги!

Сезон открылся премьерой, что бывает нечасто. Да и премьера необычная. Спектакль получился при финансовой поддержке федеральной программы «Театры малых городов». На открытии присутствовала Вера Оськина, депутат Заксобрания края от «Единой России», координатор проекта.

Всего театру выделили 6,5 миллиона рублей. Эти деньги пойдут на обеспечение материально-технической базы, звуковое, световое оборудование, видео- и проекционную технику, на одежду и механизмы сцены. В театре ждут, когда всё это будет доставлено в Канск.

Наш дорогой театр

Разумеется, часть денег выделено на постановки. В результате канский театр получил серьезные деньги, которые уже начал вкладывать в новые работы. По «Скеллигу», премьерному спектаклю, видно, что деньги пошли впрок. Постановка петербургского режиссера Максима Соколова вышла роскошная, зрелищная, очень стильная.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Кстати, уже ведется работа над еще одним «дорогим» спектаклем. Режиссер-постановщик Алексей Размахов, выпускник Российского университета театрального искусства, ставит сказку «Черная курица». Оба спектакля зародились здесь же, в канском драматическом, во время театральных лабораторий в исполнении тех же режиссеров. Только теперь сыроватые эскизы нарастили стенографический жирок и обрели оконченное звучание. Точно так же было с «Пацанскими рассказами», которые, что называется, далеко пошли, до самой Москвы, где постановку показывали на всероссийском молодежном форум-фестивале «Артмиграция».

Страсти по мечте

В основу «Скеллига» легли книги Дэвида Алмонда, английского писателя. Это качественная подростковая литература, фантастика. Алмонд - лауреат высоких литературных премий, например, премии Андерсена (это такая «Нобелевка» в детской литературе). На премьере, что бывает очень редко, присутствовали художник спектакля Анастасия Юдина и Ольга Варшавер, профессиональный литературный переводчик. Она и подарила русскоязычному читателю эти книги о детях и для детей. Она же автор инсценировки для спектакля. Основой стала книга «Скеллиг». О творческой встрече с известным переводчиком читайте в материале «Трудности перевода».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

«Мужайтесь, вас ждут подростковые страсти», - напутствовал зрителей режиссер. И мужество не помешало, наверное, тем зрителям, особенно сильно старшего возраста, которые всё еще ждут чистого классического театра. Пусть зритель сам решает, не затерялся ли смысл и мораль сюжета в этом гаражном шоу, не заслонена ли тонкая душевная жизнь героев (а она есть в «Скеллиге») мощным кислотным клипом.
Простая истина «Скеллига»: любовь и доброта спасут мир. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Простая истина «Скеллига»: любовь и доброта спасут мир. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Безусловно, ничего подобного на канской сцене еще не было. Об этом я пишу отдельно в своей колонке. Насколько такое решение примет публика - посмотрим, но два премьерных дня и отзывы зрителей показали: нравится. Очень. Хотя массовых опросов я не проводил. Театральная элита города, завсегдатаи премьерных показов - это не показатель. Потому что для кого-то это даже чересчур. Я надеюсь, они будут продвигаться сами вверх, а не тянуть слишком вырвавшихся вниз, на свой уровень. Потому что летать, любить, мечтать - это как раз то, о чем рассказывает «Скеллиг».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Ольга Варшавер, переводчик:

- Нам всем очень повезло в том смысле, что в детскую и подростковую литературу пришли люди, которые хотят быть писателями, чтобы слово их отозвалось. Они обращаются к детской аудитории, иначе их слово просто потеряется в этом потоке. Дети - это непаханная целина, где писатель может оставить след. Поэтому к детям сейчас приходит очень много хороших писателей.

Проклятье семейства Головлевых

Честная, по-хорошему жуткая, мощная, лучшая за последнее время, по мнению многих, - всё это можно сказать о премьере Канского драматического театра, который на выходных открыл творческий сезон спектаклем «Головлевы. Страшная сказка».

Канский драмтеатр вышел с каникул с премьерой «Головлевы. Страшная сказка». Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Канский драмтеатр вышел с каникул с премьерой «Головлевы. Страшная сказка». Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

На этот раз наш театр распахнул свои двери после летней тишины сразу тремя премьерами. Утренняя сказка «День рождения кота Леопольда», российская премьера «Спасибо Уинн-Дикси» по книге Кейт ДиКамилло, двукратной обладательницы медали Ньюбери (приз, присуждаемый за особый вклад в американскую детскую литературу), режиссер - Александр Баркар. Об этих двух спектаклях мы напишем позже, потому что, признаемся, сами пока не успели их посмотреть.

«Яблоко от яблони...» Печальный финал прекрасной постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

«Яблоко от яблони...» Печальный финал прекрасной постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Канскому зрителю предложили социальный триллер полного духовного распада. Головлевы в черных тонах, словно головешки, и деревья здесь мертвые, как в сказках режиссера Тима Бертона. Только готика тут вполне русская, суровая, крепостническая. Когда герои в первый раз выходят на сцену, вместе с ними в зал пробирается настоящий мороз, это чувствуется кожей. Снег идет, как в «Сайлент Хилле», в кошмарные сны персонажей врываются образы с картин Босха.

 

У Порфирия Кровопийцы на руке всю дорогу длинные когти, как у оборотня, но замечают их не сразу, а когда уже поздно и все отправляются на тот свет, он сам становится главным помещиком, словно по Шварцу, превращаясь в убитого только что Дракона. Такой неутешительный приговор русского классика крепостничеству, единовластию и человеческой природе в самом широком понимании.

В этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

В этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Салтыков-Щедрин хотя и великий и знает Россию до каждой нитки, но, несмотря на предельную актуальность, почему-то появляется на наших сценах и в кинематографе не так часто. Полина Бабушкина, драматург, выпускница литературного института им. Горького, участник множества драматургических лабораторий, написала свою интерпретацию, а режиссер Артём Галушин поставил спектакль с канскими актерами.

Зритель находится на сцене, и соврать ему невозможно. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Зритель находится на сцене, и соврать ему невозможно. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

После премьеры мы поговорили с авторами. По крайней мере, с двумя из них - Салтыков-Щедрин по понятным причинам отсутствовал, но в душе он с нами!

- Полина, почему именно Салтыков-Щедрин и именно это произведение?

Артём: Это скорее ко мне вопрос. Идея возникла во время прошлой «Театральной лаборатории» Павла Руднева. У Михаила Евграфовича, который хотя и считается сатириком, есть сплетение самых разных жанров. Я позвонил Полине, предложил ей, и она обрадовалась и согласилась. Зная Полину, я предчувствовал, что мы сделаем по-своему. Она и правда предложила много идей.

Полина: Мне тоже всегда нравился этот текст, хотя он многих отталкивает. Обдумывали долго, а когда выкристаллизовалась идея, текст «пошел» быстро.

олина БАБУШКИНА, драматург, и режиссер спектакля Артём ГАЛУШИН. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

олина БАБУШКИНА, драматург, и режиссер спектакля Артём ГАЛУШИН. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

- Какие задачи ставили, меняя текст?

Полина: Я не хотела делать буквальную инсценировку, разбирая книгу на диалоги. Долго искала атмосферу этого текста. Лично для себя я подбираю атмосферу через ассоциации, чтобы добиться своего рода эха вокруг. И главной ассоциацией была «страшная сказка». Я представила черный дом в черном лесу, и в нем какие-то жуткие люди, которые в тесноте грызут друг друга. Им снятся кошмары. В общем, захотелось ужастика, который я очень люблю.

Артём: Текст получился в мистическим ключе. При этом внутри всё совершенно обосновано отношениями персонажей, это глубокое проникновение в их семью, как в семейную сагу, и заканчивается все тем, с чего началось.

 

- Сюжет закольцован? Иудушка превращается в мать?

Артём: Да, потому что «яблоко от яблони».

- Как вам показалось, понял ли зал вашу постановку? Честно!

Артём: Зал понимал. И это очень радует. Произошло удачное сочетание драматургии и игры актеров. Зерно, зароненное нами, очень хорошо взошло. Было такое, что зал молчал. И понять реакцию можно было, видя, как люди вытирают слезы. Мне сказали, что не меньше трех раз хочется выйти на сцену и придушить Порфирия. А неигравшие актеры говорили, что им хотелось «побродить в этом спектакле», побыть в этих декорациях.

- Это правда, Иуду хотелось прибить голыми руками!

Полина: Актер Алексей Адаменко прекрасно «поймал» персонаж. Иуда здесь - звезда, а из других персонажей мне очень симпатична Арина Петровна. Актриса Ольга Смирнова, сыгравшая мать семейства, поразила меня, удивительная работа.

Артём: Я рад, что мать удалась, получился цельный образ. Кроме Адаменко, в этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Но выделить кого-то я не могу, никто из этого мощного ансамбля не может быть изъят без большой потери.

 

- Что вы сказали актёрам после премьеры?

Артём: Тем, к кому были вопросы, я высказал пожелания, где есть недоработки. Нужно решить все нюансы, чтобы постановка жила, ведь мы сейчас уедем, а спектакль будет существовать.

- Как сильно совпала внутренняя картинка спектакля, когда вы писали текст, с самим воплощением на сцене?

Полина: Всё совпало на 99,9%.

- По свету, музыке получился такой нуар.

Артём: Вы уже второй, кто говорит про жанр нуара. Кто-то узнал здесь Ларса Фон Триера, другие - Дэвида Линча. Кстати, удача в том, что Полина от меня знала про актеров, под которых пишет пьесу. Потом даже дописывали сцены.

- Есть ли у этой работы фестивальное будущее?

Полина: Первое, что я сказала Артему после спектакля: удивлена тем, какая получилась серьезная работа. Крепкий продукт в хорошем смысле слова. Замечательные актеры, умные зрители.

Семь вещей, о которых мы вам не рассказывали

В Канском драматическом театре стало происходить так много событий, что многие из них укрылись от глаз наших читателей. В конце года мы исправляем это недоразумение.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Принцесса была прекрасная

Да и постановка получилась совсем не ужасная. Яркая, сочная даже, динамичная. Постановка для детей «СТИХИиЯ» заявлена как «антология детства для родителей и детей». Это работа актрисы драматического театра Ольги Сидоровой, которая всё чаще пробует себя в качестве режиссера-постановщика.

 

 

Художник спектакля Оксана Руденко. Это она приложила руку к цветному, почти мультипликационному действу, очень стильному, где звучат стихи Заходера, Барто, Рождественского, Успенского, Михалкова, Сапгира и других.

 

 

Нарратив представления сразу делает спектакль отличным от других сказок, идущих в театре. Не уходя со сцены актеры на глазах меняют образы, совсем без швов одна история превращается в другую. И постоянно звучат стихи, стихи, лучшие детские стихи. Каждый предмет на сцене не случаен, рано или поздно он оказывается в руках персонажей, называется это тактильной декорацией. Возникает даже гитара, а зрителей-детей, которые находятся прямо на сцене, вовлекают в игру. Завершается всё это красочное камерное фэнтези общей песней. Прекрасная работа!

Курица и человек

Ежегодная «Театральная лаборатория», которая состоялась в этом году в нашей «драме», по моему мнению, более чем удалась. Началась очередная «Лаборатория» со спектакля «Черная курица», эскиз которой был показан здесь в прошлом году и наряду со «Скеллигом» получила путевку в жизни. И вот теперь настоящий полноценный и очень «жирный» в смысловом и визуальном плане спектакль.

 

 

Режиссер Алексей Размахов начинал в легендарном белорусском театре «Свободный театр», потом поступил в Москву, окончил курсы больших серьезных педагогов, поставил спектакль «Черная курица» по книге Антония Погорельского «Чёрная курица, или Подземные жители».

 

 

Еще на прошлой «Театральной лаборатории» он говорил: «Эта работа давно была отложена в моем «режиссерском портфеле». Из детских лет осталось то, чего я не находил, когда стал читать эту сказку теперь. Мое детское сознание нарисовало какие-то картинки Гофмана, страшную жуткую историю, когда ребенок предоставлен сам себе, еще и с позиции взрослого, который вспоминает об утраченном мире детства. Я попытался визуально передать, что это такое, утраченный мир».

Консервативная, холодная, строгая одежда сцены иногда отсвечивается игрой в снежки или даже французской эстрадой в исполнении Анастасии Сафроновой. Элементы современного театра смотрятся здесь на своём месте, когда персонажи погружаются в таинственные миры, начинают плыть в воздухе, и юные зрители наверняка думают: «Как это сделано?».

 

 

Александр Борисков в главной роли прожил роль мальчика, который брошен, одинок, подружился, возгордился и снова всё потерял. Глубокая смысловая нагрузка здесь, наверное, понятна даже детям, которых и приводят на «Курицу». И это очередное достоинство спектакля. Советуем посмотреть в следующем году!

Дон Жуан должен уйти

На «Лаборатории-2017» на суд зрителей было вынесено три очередных эскиза. Самым первым, как могли заметить завсегдатаи, показывают самый слабый, наименее перспективный. На этот раз это был эскиз «Дон Жуан» московского режиссера Владимира Даная. При хорошей игре актеров на сцене развернулось невразумительное действо, местами просто унылое. Во время обсуждения спектакля, которые случаются после просмотра каждого эскиза, мнения зрителей, в основном, сошлись. Анонимное голосование путем бросание купонов в коробочку, видимо, подтвердило и мои личные ощущения от увиденного. Забыть, как страшный сон.

 

 

Правда, как говорят, есть небольшое смягчающее обстоятельство. На подготовку именно этого эскиза выделили очень мало времени. Меньше, чем на другие работы.

Подходцев нам подходит

И совсем другое дело - эскиз «Подходцев и двое других» по Аверченко. Сделал эскиз Олег Липовецкий, очень мощный режиссер, известный по всей России. В 1999 окончил Студию актёрского мастерства при театре «Творческая Мастерская». С 1998 по 2011 - артист и режиссёр Государственного театра «Творческая Мастерская». В 2010 году окончил Театральный институт им. Щукина, режиссёрский факультет. С 2011 по 2014 - «Центр культурных инициатив» - главный режиссёр (г. Петрозаводск). 2013 год - «Школа Театрального Лидера» (Центр им. Мейерхольда).

 

 

Поставил более тридцати спектаклей в театрах городов: Ульяновск, Прокопьевск, Уфа, Стерлитамак, Петрозаводск, Москва, Лесосибирск и др. Теперь и Канск. Лауреат фестиваля «Рождественский парад» (СПб). Номинации «Лучший спектакль», «Лучший актёрский ансамбль». Лауреат Театральной премии РК (Номинации «Дебют», «Новация») и многое другое.

На своей страничке «Вк» режиссер написал: «Была прекрасная режиссерская лаборатория в Канске с Павлом Рудневым. Везёт мне с театрами. Всего неделя, а такое чувство, что с этими людьми работал всю жизнь. Классные артисты. Открытые, жадные до работы, талантливые и красивые. Спасибо канскому драматическому театру за семь счастливых дней».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Спасибо и режиссеру, и актерам, которые дали нам аж почти два часа истинного театрального наслаждения. Такого по-настоящему хорошего юмора, такого вкуса и так много хорошего текста у нас не увидишь, это факт.

Ребята - Алексей Карпов, Андрей Молоков, Александр Киреев, Андрей Семенов, Руслан Губарев, Евгения Машукова очень четко дали понять, что их имена давно уже пора выучить местным театралам. История бесшабашной молодости, зашкаливающего оптимизма, целая куча очаровательных житейский историй - очень долгий спектакль пролетает очень быстро. Особый шарм этим новеллам придает тот факт, что происходит действие в 1917 году. Друзья собирают деньги на вино, мутят какие-то безобидные смешные авантюры, живут абсолютно одним днем, они издают журнал, они дурачатся и рассуждают о бессмысленности женитьбы, а тем временем у них за спиной, где-то в параллельной реальности, всё выше поднимается гигантское чудовище революции. И скоро эта прежняя жизнь закончится, и мир никогда не будет таким, как был, и парни с их подругами окунутся в дикий кровавый замес. Но они об этом пока не подозревают, да и зрителям ничего, кроме последнего слайда, не говорится, это держится за скобками, и умный зритель всё поймет сам.

Радует, что этому спектаклю дали добро на полноценное воплощение. Ждем, ждем!

Мордой об асфальт

Моя бы воля, я бы оставил в канском репертуаре и «Головлевых», эскиз Артема Галушкина. Салтыков Щедрин велик не только типологизацией характеров и социальных страт. В мрачных асфальто-угольных тонах, в каких-то амбарных сумерках, начинается история семейства Головлевых и Иудушки. И всё это похоже на атмосферу триллера про странный нехороший дом в глуши, где живут странные люди, психи и маньяки, туда никто не заезжает. И лучше туда не заезжать...

 

 

Алексей Адаменко, сыгравший тут, кажется, свою первую роль в Канском драмтеатре, стал в эскизе таким Иудушкой, которого, кто увидит - не забудет. Двуличная, подлая, вкрадчивая, хитрейшая тварь с упрямством ржавчины идет к своей меркантильной цели и достигает её. Здесь Салтыков Щедрин бьет наотмашь с одной стороны, а с другой вас накрывает Артем Галушкин и ужас дома с оборотнями, куклами-виду, лютая смертная мистика. Всё, как лично я люблю, возможно поэтому и хотелось бы увидеть эту историю еще раз.

Свадьба по-еврейски

Семейно-бытовые неурядицы - только с преломлением на еврейскую специфику. Это первое, что нужно знать о новой работе главного режиссера драмтеатра Андрея Луканина «Брачный договор» по пьесе израильского драматурга Эфраима Кишона.

 

 

Спектакль стал премьерой для лучезарной Лидии Ивановой, новой актрисы нашего театра.

Стареющая уже супружеская пара где-то в Израиле вдруг начинает пересматривать свои отношения, рефлексировать по поводу их брака и причина тому - свадьбы дочери. Впрочем жених выглядит и ведет себя так, что сразу ясно: ничего у них не получится. Зато получилась хорошая красивая комедия, не пошлая, с прекрасной игрой и правильным посылом.

С юбилеем, Владимир Георгиевич!

Премьера «Брачного договора» стала еще и бенефисом для Владимира Сальникова, который отметил 70-летний юбилей. Кстати, совсем недавно в Канском драматическом театре состоялся бенефис Олега Мичкова, приуроченный к его 50-летию. Бенефициант, более 25 лет остающийся верным искусству театра, выбрал для своего бенефиса спектакль «Продавец Дождя». Мы с запозданием поздравляем артиста! К слову, сам Мичков вышел и подарил песню старшему коллеге.

В этот вечер Владимиру Сальникову рукоплескали стоя, тем более что роль отца семейства в «Брачном договоре» он исполнил блестяще. Для юбиляра и собравшихся в зале показали замечательный капустник, автором которого стала Ольга Сидорова. Смотрите видео, пересказывать это весёлое безумие - дело неблагодарное. А Владимира Георгиевича мы еще раз поздравляем! Спасибо вам, что дарите нам свою талантливую работу. До встречи в наступающем году!

 

©2020 Канский драматический театр. Все права защищены.