logonew2

КАНСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

 .

КУПИТЬ БИЛЕТЫ

Осень для двоих

 

Мы уверены, что не единственные, кто только недавно посмотрел относительно новый (начало этого года) спектакль Канского драматического театра «Идут под горку Джек и Джилл». Поэтому «КВ» рассказывают о новой работе канского театра.

При чем тут осень?

Так уж получилось, что премьера прошла зимой, рассказываем мы о ней весной, а речь в спектакле идет про осень. Почему осень? Сейчас все объясним.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Сначала всё может показаться немного запутанным. Дело в том, что лейтмотивом истории (и поводом для названия пьесы заодно) стало стихотворение «Джек и Джилл» Самуила Маршака.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Маршак в свою очередь перевел сборник французских сказок под названием «Сказки матушки Гусыни», авторство которого приписывается Шарлю Перро. Спектакль поставлен по пьесе американского драматурга Эдварда Олби «Брачный этюд». После перевода и адаптации Ольги Варшавер и Татьяны Тульчинской текст получил название «Идут на горку Джек и Джилл».

 

К слову, блестящий переводчик Ольга Варшавер приезжала в Канск, не так давно была в нашем театре, встречалась с актерами и зрителями.

Джек и Джилл

Разобрались? Итак:

«Идут на горку Джек и Джилл,

Несут в руках ведерки.

Свалился Джек и лоб разбил,

А Джилл слетела с горки».

С этого стишка начинается спектакль. Зрители видят загородный дом, сад с явными признаками переспевшей осени со всеми этими красными дородными яблоками, валяющимися под ногами вместе с золотой листвой, лишний раз напоминая, что история развивается определенно не в нашем регионе, хотя и по именам героев все было примерно понятно.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Джилл, роль которой исполняет Ольга Сидорова, читает книгу, когда приходит ее супруг Джек в исполнении Сергея Ботвенко. Джек почти сходу заявляет, что уходит от неё. Собственно, это и есть главный драйвер, который запускает все движение в спектакле.

 

Фразу про «ухожу» он будет впоследствии произносить еще много раз. Потому что необходимость хоть какого-то движения давно назрела, супруги живут вместе достаточно долго, возможно, лучшие годы их любви уже позади, они преодолели свой пик. Люди спускаются, и уже никуда не поднимаются. В общем, Джилл и Джек идут под горку.

Едут с ярмарки

Есть другое выражение, описывающее людей в похожий жизненный момент - люди, которые «едут с ярмарки».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Такой вот новый смысл у безобидного детского стишка. Современное поколение может и не знать эту детскую считалку, очень популярную в свое время. Да и сейчас по ней делают мультфильмы и, как видите, взрослые спектакли. Говорят, в англоговорящих странах Джек и Джилл - герои народных сказок.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

В общем Джилл и Джек - это такие архитипические имена, как наши «Саша и Маша», только уходящие еще глубже в социокультурную ткань. Потому и проблема у супругов, за которой нам предлагается следить на сцене, очень общая, типовая. Почти никто не минует своей осени.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Как выйдет из кризиса эта пара - за этим и будет наблюдать зритель, пришедший на спектакль. Муж уходит, но не уходит. Жена его отпускает, но вроде и не отпускает. Как обычно: всё сложно. Оказывается, она всю дорогу вела дневниковые записи, так интересно все описала, что чуть ли не книга получилась. В связи с этим много нового о себе и их личной жизни узнает супруг...

Наши песни!

И, чуть не забыли: конечно же музыка! В спектакле постоянно звучат песни, ставя как бы на паузу раскаленные дебаты супругов. Это песни 60-70-х годов прошлого века, которые особенно милы, наверное, сейчас для тех, кто едет с ярмарки, для кого это песни молодости, это код эпохи.

 

Песни (не скажу, что поют, но играют) молодые актеры Алексей Адаменко, Андрей Молоков, Ольга Лукахина, Анастасия Сафронова, Инесса Михеева. Этот ВИА очень украсил спектакль.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Роль для Ольги Сидоровой выпала благодатная. Она плачет, смеется, страшно язвит, удивляется, обдает его холодом, напивается, дерется. Труднее приходится Сергею Ботвенко, который играет человека ощутимо старше себя, мужчину с другим багажом за плечами. Словом, актер и персонаж сильно по разные стороны вершины этой самой горки. Тем не менее, Сергей Ботвенко делает всё, чтобы справиться с объективной возрастной проблемой.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

После плотной семейной разборки без антракта, в ходе которой становится ясно, что никуда они без другая не денутся, супруги устают. И семейная жизнь Джека и Джил продолжается, в знак чего они, как бы намекая, скидывают штаны в самом финале спектакля, занавес. Концовка, по меньшей мере, смелая, но зато честная, не лишенная правды жизни.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

 

К Новогодним праздникам Канский драматический театр готовит своим зрителям необычный подарок - музыкальную сказку «Серебряное копытце». Подарок необычный, потому что и постановка эта непривычная для канской сцены. Что в ней такого знаменательного? Об этом мы расспросили Марину Малькович, режиссера спектакля. Ставить в Канске сказку она приехала из Красноярская, где работает в Красноярском музыкальном театре.

Правильно говоришь!

Да-да, это то самое «Серебряное Копытце», сказка писателя и фольклориста Павла Бажова с его чарующим, далеким и близким, мистическим миром уральских сказок, знакомых старшему поколению если не по книжкам, то по мультфильмам, грампластинкам и прочим диафильмам.

В этой сказке очень много персонажей! Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

В этой сказке очень много персонажей! Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Лично для меня это произведение почему-то навсегда осталось в памяти такими, например, цитатами: «А кошка Мурёнка свернулась клубочком у печки и звонко мурлычет: “Пр-равильно говоришь». О том, насколько в курсе этих историй нынешние дети, рассуждать не берусь, но что-то подсказывает, что не очень. Очень жаль, если так... Однако теперь есть возможность поправить положение.

Опять на новый лад?

Инсценировку написал Евгений Гаглоев из Новоуральского театра музыки, драмы и комедии. «Что такое инсценировка? Это некое переосмысление старой пьесы, обновление текста в соответствии с современными тенденциями и запросами зрителя. Увы, иногда приходится это делать, - говорит Евгений Гаглоев.

Идет репериция. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Идет репериция. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Интересно, что за основу взят не хрестоматийный текст Бажова, а одноименная пьеса Евгения Пермяка. «Замечательная пьеса, но чересчур длинная (3 акта), заполненная лишними персонажами, пространными диалогами и какой-то всеобщей нагроможденностью... Она была очень хороша для прежнего поколения зрителей, но современные дети ее бы просто не поняли, не высидели», - пишет у себя на странице «ВКонтакте» Гаглоев.

- Основной задачей было при бережном сохранении сюжетной линии и основного доброго посыла добавить динамики, яркости и юмора, кое-что сократить и подправить, вдохнуть новую жизнь. На наш взгляд, вышло просто замечательно! Детки точно оценят.

«Сказочный» зал. Создатели хорошо поработали со светом. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

«Сказочный» зал. Создатели хорошо поработали со светом. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Читатели и зрители Канска, после просмотра, надеюсь, поделятся впечатлениями, - говорит российский писатель, работающий в том числе в жанре подросткового фэнтези, финалист конкурса «Новая детская книга-2011».

Четвертой стены не будет!

Для режиссера было очень важным совпадение фактуры, поэтому с особым вниманием проходил подбор актеров, настоящий кастинг.

- Сказка у нас «3+». Детская аудитория должна понимать, что она видит, ребенок не должен и не будет догадываться, ломать голову. К тому же в нашем современном мире, переполненном красками, картинками, образами и информацией, сложно привлечь внимание детей. Поэтому мы в сказке используем насыщенный визуальный ряд: 2D-анимация, эффект кино, интерактив, волшебства - отсутствует четвертая стена, - рассказывает Марина Малькович.

- Что такое «четвертая стена»?

- Это условная линия между сценой и зрительным залом. Герои выходят в зал, перемещаются между рядами.

Картина мира, картина сказки

Для сказки особо важно, как она упакована. На этот счет создатели «Копытца» делают особый упор. Отдельная гордость за художника из Минусинского драматического театра Ольгу Володину, которую режиссер характеризует как глубокого и тонкого художника. Решили оттолкнуться от корней. Это, к примеру, орнаменты северного Урала и в костюмах, и в декорациях.

Марина МАЛЬКОВИЧ, режиссер спектакля и Елена СЛОБОДЧИКОВА, балетмейстер. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Марина МАЛЬКОВИЧ, режиссер спектакля и Елена СЛОБОДЧИКОВА, балетмейстер. Фото из архива Марины МАЛЬКОВИЧ.

Как известно, Бажов эту сказку списывал не с крестьян, а с эпоса уральских заводских рабочих, их быт и эстетику тоже учитывали при оформлении спектакля. Как и солярные знаки - солнце, вечная жизнь, обереги - через всё это люди того времени представляли картину мира. Есть и другие отсылки. Создатели стараются сделать так, чтобы сказка была интересна не только детям, но и родителям. Про них никак нельзя забывать, ведь они приводят детей в театр, они находятся рядом.

Бажов, хип-хоп и прочее

- Я не отношусь к театру как к чему-то поучительному. Для меня - это структура, скорее, развлекательная, может потому что я работаю в музыкальном театре. Но через различные средства и приёмы мы всё равно стараемся рассказывать о вечных темах - дружба, любовь, уважение младших к старшим, понимание зла и противостояние ему, - делится с нами режиссер. Эти понятия нужно ненавязчиво «заводить» в сознание ребенка.

Надеемся, создатели постановки со своей задачей справятся. Тем более, над сказкой работает весьма маститая команда. Балетмейстер Елена Слободчикова - главный балетмейстер Красноярского музыкального театра, магистр танцев; художник по свету Николай Ужва; аранжировщик Вадим Петрунько - главный звукорежиссер драматического театра имени Пушкина в Красноярске.

- Для меня важно, чтобы пластическое решение, хореография в спектакле были органичны с психофизической возможностью артистов, - комментирует работу в спектакле Елена Слободчикова. - Прежде всего я исхожу от их возможностей, и это должно быть современно. Юные зрители должны запомнить хотя бы пару движений, которые они будут пританцовывать потом. Казалось бы, это фольклорная сказка, но хореография здесь не только фолк. Мы переплели его с новыми популярными направлениями - джаз, хип-хоп и прочее.

Такая стилизация интересна сегодня публике, потому новое потребует актуальности. Кстати, говорят, что для детской сказки сейчас трудно найти как хорошую пьесу, так и хорошую музыку. Поэтому Марина Малькович часто использует то, что было написано раннее. Музыка Василия Ширинского, которая звучит в сказке, это музыка симфониста, который тщательно прописал для пьесы мелодии, здесь и мазурка, и полька, всё это очень важно, надеемся, интересно для детей.

Что получится в итоге? Скоро, буквально в конце декабря, увидим!

Спектакль Канского драматического театра «Пацанские рассказы» получил гран-при на Х международном молодёжном театральном фестивале «Живые лица», который проходил в Тюмени. А на канской сцене тем временем ставится очередная премьера.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Гран-при в Тюмени

Это был юбилейный фестиваль. На молодежный смотр приехали представители 12 театров из России и Европы. Они представили спектакли на двух площадках города: в молодежном театральном центре «Космос» и на «Сцене на 5-ом» тюменского драматического театра.

Прежде всего фестиваль уделяет внимание экспериментам в области современного театра.

Директор и основатель фестиваля Марина Жабровец рассказала на одном из театральных порталов, что за десять лет фестиваль помог профессиональному становлению многих замечательных тюменских режиссеров. Это Наталья Шурганова, Никита Бетехтин, Артем Васильев, Юрий Демчук, Анна Зуммер и многие другие. Есть среди них и Данил Чащин, который поставил в Канске «Пацанские рассказы» по книге Захара Прилепина.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Решение жюри было единогласным. Трансляцию с церемонии награждения канские актеры смотрели уже дома - им надо было покинуть Тюмень, так как работа не ждёт, и дома они должны были играть очередной спектакль. Но награда «догнала» их и в Канске. Вот что рассказывают о поездке сами актеры - Екатерина Гарнец, Юлия Казак, Ольга Сидорова, Анастасия Сафронова, Инесса Михеева. Если кто не знает - в этой постановке пацанов играют именно девушки.

Подходцев на подходе

На очереди у канских театралов очередная премьера. «Подходцев и двое других» - так называется новый спектакль по творчеству Аркадия Аверченко, который зрители увидят 10-11 ноября на большой сцене. Ставит его московский режиссер Олег Липовецкий, продюсер, художественный руководитель международного драматургического конкурса «Ремарка», художественный руководитель театральной компании «НЕ ТО».

 

Мы уже видели этот спектакль, правда в виде эскиза, который Липовецкий ставил в рамках «Театральной лаборатории». Теперь, как обещает сам режиссер, спектакль будет углублен, будет раскрыта тяжелая смысловая составляющая, которая, может быть, в эскизе не была столь заметна.

 

Кстати, для нового спектакля театр собирает вещи. Но не какие угодно, а старые, с историей. Например, необходим кинопроектор и мебель: прямоугольный деревянный нераздвижной стол и три стула. Зачем? Об этом нам рассказала художник-постановщик спектакля Лилия Хисматуллина.

 

Канские ведомости 

  • Канский драматический театр представил зрителям новый спектакль.
Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Последний мальчишник

Премьерные показы комедии «Подходцев и двое других» режиссера-постановщика Олега Липовецкого и художника-постановщика Лилии Хисматуллиной (оба из Москвы) совсем немного разминулись с 7 ноября, ведь многие до сих пор отмечают день революции. Повесть «Подходцев и двое других» написана в 1917 году, действия происходят в те же дни.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Наверное, умный Аверченко что-то знал или предчувствовал о жизни своих персонажей в ближайшем будущем. И поэтому дал им как следует отгулять свой мальчишник, пока «всё не накрылось медным тазом». После революции сам Аркадий Аверченко покинул Родину и никогда уже в Россию не возвращался.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Такую параллель можно считать неслучайной, потому что за историей разбитных друзей, которым лишь бы выпить да побегать за девушками, не очень явно, но просматривается надвигающаяся катастрофа существующего строя, полная смена всего и вся, вселенский вихрь, который разметает всех, причем некоторых прямиком отправляет на тот свет. Словно за кадром остаются судьбы героев, и судьбы эти крайне смутны, за них тревожно и много за их жизнь не дашь, учитывая высокую смертность в годы любой гражданской войны.

Это другие пацанские рассказы

Тем не менее два длинных по времени, но пролетающих мигом акта не несут ощущения особой трагедии - ну разве что закончившееся вино или отношения с прекрасным полом. Молодость, много молодости и совсем мало денег, как это обычно и бывает... Но никакого уныния; молодецкий, зашкаливающий и полный сил оптимизм.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Много юмора, не зря Аркадия Аверченко, по книге которого поставлен спектакль, называли королём смеха. Героев, несмотря на их бедный быт и непрерывный холостяцкий разгром, заливает отчаянная энергетика и готовность жить одним днем. Авторы с самого начала хотели как следует зарядить спектакль аурой времени, поэтому искали старую, немного аутентичную мебель, которую не сделает ни один искусный бутафор.

Конец - это новое начало

В спектакле играют Алексей Карпов, Андрей Молоков, Александр Киреев, Андрей Семенов, Руслан Губарев, Евгения Машукова. В данном составе актеры исполняли эти же роли, когда «Подходцев» был еще не спектаклем, а эскизом, который Липовецкий ставил на прошлой «Театральной лаборатории».

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Автоматная очередь смешных и грустных новелл, которую рассказывают со сцены актеры, почти всегда держит в напряжении, иногда давая отдохнуть в меланхолических отступлениях. Ребята издают журнал, разводят зажиточного жадину на деньги, дурачатся и рассуждают о бессмысленности женитьбы и, словно от чего-то совсем неважного, отмахиваются от вылезающих, как клопы, то тут, то там признаков революционного Петрограда. А начинается всё с того, что главный герой сдергивает с потолка, словно занавески, какой-то пролетарский красный транспарант, а потом еще и одевает в него девушку, как в красную шаль (или саван?).

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Образы очень точно распределены между актёрами, типажи четко разграничены - это прекрасный состав. Алексей Карпов - рассудительный Подходцев, стержень стабильности и доброты; Андрей Молоков - эмоциональный, открытый, беззаветный и бесхитростный; Александр Киреев - непростой, хитрый, себе на уме, но все они друзья. Свои второстепенные роли не менее четко отыгрывают Руслан Губарев и Евгений Музыка, а Евгения Машукова - истинное украшение, единственная девушка, время от времени выступающая в разных обликах.

В самом конце дружба не заканчивается и никто не утверждает, что всё будет обязательно плохо. Может быть, это начало длинной, прекрасной жизни, нового вина и любви, новой дружбы.

Спектакль поставил Олег Липовецкий, сильный режиссер, известный по всей России. В 1999 окончил Студию актёрского мастерства при театре «Творческая мастерская». С 1998 по 2011 - артист и режиссёр Государственного театра «Творческая мастерская». В 2010 году окончил Театральный институт им. Щукина, режиссёрский факультет. С 2011 по 2014 - «Центр культурных инициатив» - главный режиссёр (г. Петрозаводск). 2013 год - «Школа Театрального Лидера» (Центр им. Мейерхольда).

Проклятье семейства Головлевых

Честная, по-хорошему жуткая, мощная, лучшая за последнее время, по мнению многих, - всё это можно сказать о премьере Канского драматического театра, который на выходных открыл творческий сезон спектаклем «Головлевы. Страшная сказка».

Канский драмтеатр вышел с каникул с премьерой «Головлевы. Страшная сказка». Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Канский драмтеатр вышел с каникул с премьерой «Головлевы. Страшная сказка». Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

На этот раз наш театр распахнул свои двери после летней тишины сразу тремя премьерами. Утренняя сказка «День рождения кота Леопольда», российская премьера «Спасибо Уинн-Дикси» по книге Кейт ДиКамилло, двукратной обладательницы медали Ньюбери (приз, присуждаемый за особый вклад в американскую детскую литературу), режиссер - Александр Баркар. Об этих двух спектаклях мы напишем позже, потому что, признаемся, сами пока не успели их посмотреть.

«Яблоко от яблони...» Печальный финал прекрасной постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

«Яблоко от яблони...» Печальный финал прекрасной постановки. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Канскому зрителю предложили социальный триллер полного духовного распада. Головлевы в черных тонах, словно головешки, и деревья здесь мертвые, как в сказках режиссера Тима Бертона. Только готика тут вполне русская, суровая, крепостническая. Когда герои в первый раз выходят на сцену, вместе с ними в зал пробирается настоящий мороз, это чувствуется кожей. Снег идет, как в «Сайлент Хилле», в кошмарные сны персонажей врываются образы с картин Босха.

 

У Порфирия Кровопийцы на руке всю дорогу длинные когти, как у оборотня, но замечают их не сразу, а когда уже поздно и все отправляются на тот свет, он сам становится главным помещиком, словно по Шварцу, превращаясь в убитого только что Дракона. Такой неутешительный приговор русского классика крепостничеству, единовластию и человеческой природе в самом широком понимании.

В этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

В этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Салтыков-Щедрин хотя и великий и знает Россию до каждой нитки, но, несмотря на предельную актуальность, почему-то появляется на наших сценах и в кинематографе не так часто. Полина Бабушкина, драматург, выпускница литературного института им. Горького, участник множества драматургических лабораторий, написала свою интерпретацию, а режиссер Артём Галушин поставил спектакль с канскими актерами.

Зритель находится на сцене, и соврать ему невозможно. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

Зритель находится на сцене, и соврать ему невозможно. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

После премьеры мы поговорили с авторами. По крайней мере, с двумя из них - Салтыков-Щедрин по понятным причинам отсутствовал, но в душе он с нами!

- Полина, почему именно Салтыков-Щедрин и именно это произведение?

Артём: Это скорее ко мне вопрос. Идея возникла во время прошлой «Театральной лаборатории» Павла Руднева. У Михаила Евграфовича, который хотя и считается сатириком, есть сплетение самых разных жанров. Я позвонил Полине, предложил ей, и она обрадовалась и согласилась. Зная Полину, я предчувствовал, что мы сделаем по-своему. Она и правда предложила много идей.

Полина: Мне тоже всегда нравился этот текст, хотя он многих отталкивает. Обдумывали долго, а когда выкристаллизовалась идея, текст «пошел» быстро.

олина БАБУШКИНА, драматург, и режиссер спектакля Артём ГАЛУШИН. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

олина БАБУШКИНА, драматург, и режиссер спектакля Артём ГАЛУШИН. Фото Александра ШЕСТЕРИКОВА.

- Какие задачи ставили, меняя текст?

Полина: Я не хотела делать буквальную инсценировку, разбирая книгу на диалоги. Долго искала атмосферу этого текста. Лично для себя я подбираю атмосферу через ассоциации, чтобы добиться своего рода эха вокруг. И главной ассоциацией была «страшная сказка». Я представила черный дом в черном лесу, и в нем какие-то жуткие люди, которые в тесноте грызут друг друга. Им снятся кошмары. В общем, захотелось ужастика, который я очень люблю.

Артём: Текст получился в мистическим ключе. При этом внутри всё совершенно обосновано отношениями персонажей, это глубокое проникновение в их семью, как в семейную сагу, и заканчивается все тем, с чего началось.

 

- Сюжет закольцован? Иудушка превращается в мать?

Артём: Да, потому что «яблоко от яблони».

- Как вам показалось, понял ли зал вашу постановку? Честно!

Артём: Зал понимал. И это очень радует. Произошло удачное сочетание драматургии и игры актеров. Зерно, зароненное нами, очень хорошо взошло. Было такое, что зал молчал. И понять реакцию можно было, видя, как люди вытирают слезы. Мне сказали, что не меньше трех раз хочется выйти на сцену и придушить Порфирия. А неигравшие актеры говорили, что им хотелось «побродить в этом спектакле», побыть в этих декорациях.

- Это правда, Иуду хотелось прибить голыми руками!

Полина: Актер Алексей Адаменко прекрасно «поймал» персонаж. Иуда здесь - звезда, а из других персонажей мне очень симпатична Арина Петровна. Актриса Ольга Смирнова, сыгравшая мать семейства, поразила меня, удивительная работа.

Артём: Я рад, что мать удалась, получился цельный образ. Кроме Адаменко, в этом театре больше никто не смог бы так сыграть Иудушку. Но выделить кого-то я не могу, никто из этого мощного ансамбля не может быть изъят без большой потери.

 

- Что вы сказали актёрам после премьеры?

Артём: Тем, к кому были вопросы, я высказал пожелания, где есть недоработки. Нужно решить все нюансы, чтобы постановка жила, ведь мы сейчас уедем, а спектакль будет существовать.

- Как сильно совпала внутренняя картинка спектакля, когда вы писали текст, с самим воплощением на сцене?

Полина: Всё совпало на 99,9%.

- По свету, музыке получился такой нуар.

Артём: Вы уже второй, кто говорит про жанр нуара. Кто-то узнал здесь Ларса Фон Триера, другие - Дэвида Линча. Кстати, удача в том, что Полина от меня знала про актеров, под которых пишет пьесу. Потом даже дописывали сцены.

- Есть ли у этой работы фестивальное будущее?

Полина: Первое, что я сказала Артему после спектакля: удивлена тем, какая получилась серьезная работа. Крепкий продукт в хорошем смысле слова. Замечательные актеры, умные зрители.

©2020 Канский драматический театр. Все права защищены.