Top.Mail.Ru
  • 8 (39161) 2-27-74
  • Касса: 10:00-18:00 кроме понедельника, обед с 13:00 до 14:00

logonew2

КАНСКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

 .

Мы будем играть на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда.


Наконец число 13 стало ассоциироваться с удачей!
Вечером 13-го ноября позвонила Галина Латышева, заведующая литературной частью Каннского театра драмы, и восторженно, с нескрываемым волнением сообщила, что спектакль "Отелло" номинирован на "золотую маску".
Невозможно было не поддаться этой кружащей голову новости…
Мы тут же связались с директором театра Владимиром Мясниковым, чтобы подробнее узнать о предстоящей поездке. Владимир Вадимович любезно согласился дать нашей газете интервью.

- Владимир Вадимович сначала об участии в "Золотой маске"…
- Это действительно крупное событие, краевого масштаба. Мы - единственный театр края, который будет представлять наш регион на "Золотой маске" в Москве. Золотая маска - это самый авторитетный конкурс, поэтому просто быть и участвовать (даже не номинироваться) уже престижно. Мы попали в шорт-лист лучших спектаклей страны, и это уже победа. Так как всего было подано около полумиллиона заявок, а среди лучших оказались только 330 спектаклей из 59 городов.
Десять самых авторитетных критиков определили спектакль "Отелло" Каннского театра драмы как спектакль, достойный участия в конкурсе. Они не видели спектакль по-настоящему, что называется "вживую", смотрели лишь диск…
Но поняли даже по записи, что он собой представляет. А " первый шаг" сделала Елена Ковальская, критик, член экспертного бюро "Золотой маски". Она случайно увидела спектакль - и всё закрутилось: один из критиков посмотрел, другой.… Через какое-то время начались звонки с одним вопросом: "Почему вы не подаёте заявку - остался месяц?..."
И вот вчера, 19 ноября, окончательно решился вопрос с поездкой. Произойдёт все в апреле. Мы будем играть на сцене Таганки. Представляете, как престижно это для нас?! Круто!... Играть на сцене, по которой ходил Высоцкий!... Это самое большое наше достижение за прошлый сезон.
Разговаривал с министром культуры края Геннадием Рукшей. Он видел спектакль и сказал, что это лучшая работа. По сути же, это и его победа. Ведь, давая нам возможность, Геннадий Леонидович тоже рисковал.… Без поддержки министерства я как директор театра не смог бы в прошедшем, очень напряжённом театральном сезоне сделать, что называется, ни шага. А сделано было не мало. Но главное, наверное, - это поездки в Питер и Нижний Новгород, чтобы связаться с режиссёрами, а потом их сюда привезти для проведения Канской театральной лаборатории и постановки спектаклей. И все оплачивало министерство культуры - вот такой аванс нам был дан. Большая заслуга в этой победе, безусловно, труппы театра, артистов. И, конечно, города, депутатов городского совета. Нам хорошо помогли с квартирами. За последний год труппа театра обновилась - приехали 11 артистов, и мы всех расселили. Сейчас не стоит вопрос-кому играть, теперь у нас другой вопрос - как занять артистов, чтобы они больше работали. Сегодня у нас работает известный режиссёр-мировая величина - Геннадий Рафаилович Тростянецкий, который очень помог нашему театру. Есть ещё очень крупная фигура - Олег Семёнович Лоевский. Человек, которому мы обязаны. Он очень много внёс корректировок в работу театра.
Самое основное сейчас, чтобы мы не расслаблялись, ни в коем случае…не подумали, что это финиш. Это только начало, старт. Сейчас нужно удержаться на плаву. А если мы будем жить по другому принципу, то перестанем развиваться - и тогда всё развалится. Уже сейчас, в связи с тем, что мы отработаем на "маске", нам предлагают принять участие ещё в двух фестивалях (на базе тех, кто участвует в "маске", формируется несколько фестивалей в стране). И третий - он пока под вопросом - фестиваль детских спектаклей в Петербурге "Арлекин". Заявка туда подана, и если нас пригласят, это будет ещё одна победа.

- Не страшно было делать шаг из полной безвестности?...

- Есть  хорошая поговорка: боишься - не делай, а делаешь - не бойся. Всё, что мы здесь затеваем, это в любом случае риск. Можно построить станок, вложить туда массу денег и быть абсолютно уверенным, что он оправдает себя. В театре это невозможно. Приедет самый крутой режиссёр, построим самые крутые декорации, вложим деньги… и может не получиться. А может быть и, наоборот: на сцене три стула, три артиста - и великий спектакль.
Участие в "Золотой маске" сразу же понятно наш статус. Такой пример - 12 декабря у нас будет театральная лаборатория, я приглашаю участников. Позвонил главному редактору журнала "Театральный Петербург" Марине Дмитриевне Дмитриевской - это очень авторитетный театральный журналист - она уже знает, что наш театр едет на "маску", и без лишних слов принимает приглашение на лабораторию…

- Это как визитная карточка?

- Конечно. Я просто горд за нас за всех и счастлив…

- Что можно сказать о ваших дальнейших планах?

- Режиссёр из Петербурга Семён Александровский будет делать у нас сказку - рабочее название "Поросёнок и Карасёнок".Очень красиво, эффектно задумано. В этой работе мы думаем занять всю молодёжь. В январе прилетает из Москвы Анна Потапова, ученица Марка Захарова - она ставила спектакли в Ленкоме. Будет делать постановку (совместно с Романом Ильиным) "Плутни Скапена" (по Мольеру)-такой площадной  театр, совсем другое направление, комедия дель арте. Надеюсь, что это будет очень серьёзная вещь.

Премьера в культурной жизни города Канска! 23 и 24 апреля в Канском драматическом театре состоится премьера спектакля "Отелло" по Вильяму Шекспиру. Театральных зрителей ждет масса впечатлений, в частности, удивит новый метод игры актеров. Постановкой шекспировского "Отелло" занимается знаменитый питерский режиссер, ныне главный режиссер Барнаульского драматического театра, Роман Феодори. С начала года шла подготовка к спектаклю, теперь труппа доводит до совершенства все мезансцены и реплики. О новаторских решениях в классическом прочтении рассказал нашему радио сам руководитель постановки.


Справка: Роман Феодори (Ильин) окончил Санкт-Петербургскую Государственную академию театрального искусства, факультет драматического искусства, режиссерское отделение, курс лауреата государственной премии Геннадия Тростянецкого (1999-2004), а также Нижнетагильский государственный педагогический институт, исторический факультет (1996-2001).

- Почему Вами было принято решение ставить спектакль в Канском драматическом театре?

- Мне кажется, с недавних пор, с приходом нового директора - Владимира Мясникова, в Канском драмматическом театре произошла чудеснейшая вещь: началась новейшая история, современнейшая. Я бы назвал ее творческой революцией, что ли, и город Канск заявил о себе как о таком, в какой-то степени, центре культурных событий Сибирского региона и Красноярского края, в частности. Канская театральная лаборатория, на которой был мой учитель Геннадий Тростянецкий, положила начало целой цепи интересных событий, которые здесь должны происходить. Когда я познакомился с Владимиром Мясниковым, когда я увидел труппу, когда я услышал планы, которые намечаются директором, как адекватный человек не мог пройти мимо такого интересного проекта и я согласился.

- Чего стоит ждать зрителю?

- Зрителю стоит ждать потрясения, не зависимо про какой спектакль говорить. В любом метериале он должен ждать потрясения, он приходит за этим в театр. Он должен быть свидетелем какого-то происшествия, которое должно задержать его на два, на три часа в театре и сделать его пребывание здесь интересным.

- Мы, наверняка, увидим что-то новое в игре актеров, в постановке?

- Понимаете, если я Вам сейчас все расскажу, у Вас не будет смысла приходить на спектакль! Мы работаем с очень интересной постановочной группой, давно работаем вместе с художником Даниилом Ахмедовым: ставили спектакли в четырех странах мира. У него очень интересное воображение, мышление - именно театральное, художественное. Это не будет классическая постановка, с одной стороны, там не будут выстроены павильоны, и артисты не будут ходить в венецианских одеждах, но, с другой стороны, здесь не будет прямого переноса в современность, не будет новаций. Здесь будет исключительно интересная история, рассказанная так, как видим ее мы. Шекспир, когда писал особенно трагедии, погружался в человека полностью, он делил человека на элементы. Он отдельно вытаскивал: любовь отделяет от страсти, от ревности, ненависть сталкивает с любовью. Даниил очень внятно здесь почувствовал и увидел именно разделение на элементы: присутствие огня, присутствие воды, песка, деревянного помоста. Само решение пространства довольно-таки новое для города Канска, это не бытовая пьеса. Выстроен будет помост на ползала. Актеры будут работать в способе, который они давно не пробовали или даже вообще никогда не сталкивались с ним, то есть это не способ психологического проживания и бытового театра - это способ возвышенной трагедии. Само присутствие воды и песка - это очень интересная штука; десять бубнов, на которых училась играть труппа… Мы идем от животных инстинктов, применяя звуки барабана и бубна. Это сработает на подсознание и очень серьезно сольется с темой.

- Почему именно Шекспир и почему именно "Отелло"?

- Это шикарный материал, материал до которого, я думаю, трудно дорасти когда-либо. Ты ставишь пьесу, артисты работают, но ты всегда чувствуешь, что ты гораздо мельче, чем сам материал. Это материал большого мастера. Я не видел в своей жизни удачных постановок, ни одной.

- Что Вы можете сказать об актерах, играющих главные роли?

- Я очень рад, что именно в городе Канске у меня произошла встреча с прекрасными артистами, артистами хорошего уровня. Это Владимир Мясников, который играет роль Отелло: он очень тонкий, очень настоящий, очень чуткий, способный на эксперименты артист, один из лучших артистов, которых я видел когда-либо. Специально приглашен из Красноярска Андрей Пашнин на роль Яго: я с Андреем тоже впервые работаю, и он потрясает меня своей работоспособностью, актерским доверием. И для меня открытие Татьяна Мамичева, которая будет играть Дездемону. Молодая актриса, как казалось бы, не очень опытная девушка, вскрывает в себе глубинные, нутровые, что ли… У нее есть шикарнейшая трагическая природа.

- Расскажите о своих дальнейших творческих планах?

- Я не так давно возглавил очень большой театр в Барнауле, я сейчас там. У меня очень много различных планов. Мы выпускаем два спектакля: один по Дидро, другой по Шекспиру. Спектакль по Дидро мы везем на "Новосибирский транзит", дальше я очень хочу сделать детский спектакль. Мы делаем интересную вещицу еще: я позвал пять лучших драматургов России и они приедут, заберут артистов и вместе с артистами уедут на неделю в деревню, и специально для нашего театра там будет написана пьеса, которая будет написана по "вербати", то есть по интервью с людьми, где драматург является компилирующим звеном. Все, что люди сказали, входит в пьесу, из этого пишется портрет современного человека. И на будущее: мы будем репетировать "Мэри Поппинс", и мы сделаем подарок для канских детей, чтобы они увидели приличную, интересную историю. Я обожаю делать детские спектакли; просто я недавно работал в Красноярском ТЮЗе, ставил "Золушку" и был в ужасе от того, что мы все забыли, что у нас есть дети, кто такие дети. Я у артистов всегда после детского спектакля спрашиваю: "Ты можешь отследить, что ты сыграл для своего ребенка?". Потому что бедные дети! Спектакли для детей это самое любимое и ужасное, что я когда-либо видел. Дети, они очень честные, они не будут смотреть, если им не нравится. И тогда ты можешь проверить себя и как актера, и как режиссера, если ты не управляешь вниманием ребенка, если он отвлекся, то не он виноват, это, значит, ты… И самое прекрасное - это, конечно, когда в тишине падают номерочки, потому что они засмотрелись. Вот если мы этого добиваемся, то мы имеем право работать для детей.

О важном событии узнавала Анастасия Корсак
"Радио 5"

Отелло" Драматический театр, Канск - Фестиваль "Золотая маска"

Центр им. Вс. Мейерхольда

Шекспир погружался в человека полностью, делил человека на элементы. Он любовь отделяет от страсти, от ревности, ненависть сталкивает с любовью. Даниил Ахмедов очень внятно здесь почувствовал и увидел именно разделение на элементы: присутствие огня, присутствие воды, песка, деревянного помоста. Это не бытовая пьеса… Мы идем от животных инстинктов, применяя звуки барабана и бубна. Это работает на подсознание. Это материал, до которого трудно дорасти когда-либо. Ты ставишь пьесу, артисты работают, но ты всегда чувствуешь, что ты гораздо мельче, чем сам материал.

Роман Феодори, интервью Радио 5, Канск

Наверное, четверть зрительских кресел оказалась убрана. На их место вторглись разросшиеся помосты, с люками, бассейнами и резервуарами с песком. Венчала всю новостройку корабельная мачта. Другое решение создателей - хор, шуты, масса почти безликих одинаковых фигурок, ставших живым пластичным материалом, из которого на плоской сцене враз вырастали то корабль, то гребцы, то стена, то рой сомнений, то оркестр. В качестве основных музыкальных инструментов выбраны бубны и барабаны. По нервам бьет почти шаманизм этой музыки, где есть и первобытность, и ритм бьющегося сердца.

газета "Канские ведомости"

Сибирскому Канску слишком явно не дают покоя всемирно известные лавры его "тезки" с французской Ривьеры. Несколько лет назад здесь возник Канский видеофестиваль, вскоре выдвинувшийся в число оригинальнейших культурных инициатив страны. А следом и местный драмтеатр, перевалив на свое второе столетие, активно и решительно вступил в состояние, которое можно смело назвать "второй молодостью". В Канске регулярно проводятся лаборатории "новой пьесы", здесь занимаются вербатимом, здесь со сцены звучат обоюдоострые тексты знаменитого англичанина Марка Равенхилла. Вот и за трагедию его еще более прославленного соотечественника взялись с весьма ощутимыми в зрительном зале пылом и жаром, явно вознамерившись не только стряхнуть с сюжета о ревнивом/доверчивом мавре "хрестоматийный глянец", но, словно бы, пытаясь прочесть ее свежими, незамутненными и внимательными глазами. Так возникли венецианские маски, теневой театр, натуральные вода и песок и натуральная же страстность сценического действа. И погружаясь в круговерть трагического карнавала, уверенно выстраиваемого одним из самых активно действующих молодых российских режиссеров Романом Феодори, ты внезапно ловишь себя на мысли, что, возможно, именно так, с таким же неподдельным интересом следили за перипетиями пьесы "Отелло" ее первые зрители в шекспировском "Глобусе".


Александр Вислов

"Отелло", Канский драмтеатр

Под бременем страстей

Канский драмтеатр показал на гастролях в Красноярске "Отелло" Шекспира в постановке питерского режиссера Романа Ильина (Феодори). Судя по всему, этот спектакль - один из фаворитов следующего краевого фестиваля "Театральная весна". И участник внеконкурсной программы "Маска плюс" национального театрального фестиваля "Золотая маска".

Новая Дездемона

Чем примечателен нынешний показ "Отелло" в краевом центре - в нем появилась новая Дездемона, актриса Красноярского театра им. Пушкина Екатерина Соколова. Прежняя Дездемона (Татьяна Мамичева), мягко говоря, уступала своим партнерам Отелло (Владимир Мясников) и Яго (Андрей Пашнин). Миловидная красотка, но не более того. А центральным персонажем при изначальном раскладе вдруг выступил Яго, который в исполнении Пашнина предстал змием-искусителем, умело играющим на человеческих страстях. Причем по большому счету просто из любви к своему подлому искусству сеять вражду и раздор.
С вводом новой актрисы акценты заметно изменились. И хотя Яго по-прежнему доминирует в этой тройке (собственно, его провокации и есть двигатель пьесы), а Соколова только осваивает свою роль (в Красноярске она сыграла Дездемону всего лишь во второй раз), трагедия Шекспира вдруг высветилась новыми красками. Очевидно, что Ильин поставил "Отелло" не о великом комбинаторе Яго, здесь все гораздо сложнее. Дездемона в исполнении Соколовой - невинный ребенок, который, став жертвой навета, вынужденно взрослеет к финалу. И актриса проводит эту мысль весьма убедительно. А главное в спектакле - одержимость страстями, неумение людей с ними совладать. На чем очень легко играть всяким ловким мошенникам. Особенно если человек не доверяет самому себе... Как философски констатирует в финале Яго, "быть тем или другим зависит от нас. Каждый из нас - сад, а садовник в нем - воля".

Черная краска безволия

У Отелло этой воли нет. Храбрый и мужественный военачальник, он не в состоянии справиться с собственными страстями. Поэтому так легко заронить в его душе подозрения. Первым тревожным звонком для него становятся слова отца Дездемоны Брабанцио: "Смотри построже, мавр, за ней вперед: отца ввела в обман, тебе солжет". Произнося эти слова, Брабанцио (Владимир Сальников) пачкает лицо своего зятя черной краской. Всего лишь один мазок - как тень первого сомнения. В дальнейшем, когда Отелло окончательно уверует в клевету, его лицо буквально почернеет от горя...
И таких метафор в спектакле Ильина множество. Например, если в первом акте Дездемона беззаботно порхает по сцене босиком (сразу же возникает ассоциация с босоногим детством, его чистотой и открытостью), то, почувствовав, что атмосфера вокруг нее накаляется, она тоже невольно вынуждена защищаться - облачается в шинель и сапоги. Когда она в первый раз протягивает Отелло платок, чтобы тот перевязал больную голову, из него вдруг сыплется песок - вскоре этот платок приведет Дездемону к могильной земле... Отелло, поверивший в ее измену, исступленно надраивает пол - полы моют после мертвых, для него жена уже мертва.

Мститель или шут?..

С появлением Соколовой немножко иначе высветился и образ Яго. В первом акте он не меньше мавра подвержен своим страстям. Толчком становятся слухи об измене его жены с Отелло, причем, скорее всего, необоснованные: "Едва ли это так, но предположим. Раз подозренье есть, то, значит, так". Плюс обход по карьерной лестнице, когда вожделенный чин лейтенанта вдруг получает Кассио, - этого достаточно, чтобы мстительность Яго нашла выход. Но во втором акте Пашнин неожиданно снижает эмоциональный градус, и все поступки его Яго - не более чем шутовство. Он больше не одержим местью, кажется, что интриги для него всего лишь забава. Причем, судя по равнодушию, с которым Яго воспринимает в финале свое разоблачение, эта забава ему явно прискучила. Так ради чего было ломать копья?..
Тем не менее роль Яго - одна из самых значительных в репертуаре артиста, пожалуй, за всю его творческую карьеру. В театре им. Пушкина Андрея Пашнина долгое время занимали в основном в комедийных ролях, в этом амплуа он выступает и в большинстве собственных антрепризных спектаклей. И комедии ему удаются действительно неплохо. Но все же гораздо интереснее актер в других образах - таких как Кин в "Кине IV" или Яго. Не душка-герой, а натура острая, противоречивая, в которой есть и доброе, и злое, человек больших внутренних сомнений и порой неожиданных поступков. Хотелось бы увидеть его в таких ролях еще не раз.
А Канскому драмтеатру, вывозя "Отелло" на другие площадки, стоит внимательнее позаботиться о публике. Часть сцены в "Отелло" переходит в зрительный зал. Собственно, в самом приеме нет ничего обязательного, и использован он был прежде всего для того, чтобы удивить канскую публику, не привыкшую к таким новациям. Но в театре им. Пушкина публика на балконах просто не увидела часть происходящего, что совершенно недопустимо. Разумеется, к смене концепции никто не призывает. Но, может, на некоторые зрительские места просто не нужно было продавать билеты? Или в следующий раз (а "Отелло" почти наверняка приедет на "Театральную весну") показать спектакль на другой сцене.

Елена Коновалова
оригинал статьи опубликован в газете "Вечерний Красноярск" № 45 (286)

Cайт "Золотая маска"

Национальная театральная премия и фестиваль
Уильям Шекспир
ОТЕЛЛО
Драматический театр, Канск

Шекспир погружался в человека полностью, делил человека на элементы. Он любовь отделяет от страсти, от ревности, ненависть сталкивает с любовью. Даниил Ахмедов очень внятно здесь почувствовал и увидел именно разделение на элементы: присутствие огня, присутствие воды, песка, деревянного помоста. Это не бытовая пьеса… Мы идем от животных инстинктов, применяя звуки барабана и бубна. Это работает на подсознание. Это материал, до которого трудно дорасти когда-либо. Ты ставишь пьесу, артисты работают, но ты всегда чувствуешь, что ты гораздо мельче, чем сам материал.

Роман Феодори, интервью Радио 5, Канск

Наверное, четверть зрительских кресел оказалась убрана. На их место вторглись разросшиеся помосты, с люками, бассейнами и резервуарами с песком. Венчала всю новостройку корабельная мачта. Другое решение создателей - хор, шуты, масса почти безликих одинаковых фигурок, ставших живым пластичным материалом, из которого на плоской сцене враз вырастали то корабль, то гребцы, то стена, то рой сомнений, то оркестр. В качестве основных музыкальных инструментов выбраны бубны и барабаны. По нервам бьет почти шаманизм этой музыки, где есть и первобытность, и ритм бьющегося сердца.

газета "Канские ведомости"

Сибирскому Канску слишком явно не дают покоя всемирно известные лавры его "тезки" с французской Ривьеры. Несколько лет назад здесь возник Канский видеофестиваль, вскоре выдвинувшийся в число оригинальнейших культурных инициатив страны. А следом и местный драмтеатр, перевалив на свое второе столетие, активно и решительно вступил в состояние, которое можно смело назвать "второй молодостью". В Канске регулярно проводятся лаборатории "новой пьесы", здесь занимаются вербатимом, здесь со сцены звучат обоюдоострые тексты знаменитого англичанина Марка Равенхилла. Вот и за трагедию его еще более прославленного соотечественника взялись с весьма ощутимыми в зрительном зале пылом и жаром, явно вознамерившись не только стряхнуть с сюжета о ревнивом/доверчивом мавре "хрестоматийный глянец", но, словно бы, пытаясь прочесть ее свежими, незамутненными и внимательными глазами. Так возникли венецианские маски, теневой театр, натуральные вода и песок и натуральная же страстность сценического действа. И погружаясь в круговерть трагического карнавала, уверенно выстраиваемого одним из самых активно действующих молодых российских режиссеров Романом Феодори, ты внезапно ловишь себя на мысли, что, возможно, именно так, с таким же неподдельным интересом следили за перипетиями пьесы "Отелло" ее первые зрители в шекспировском "Глобусе".
©2022 Канский драматический театр. Все права защищены.